Брифинг EUCAM - No. 5

Энергетический кризис в Кыргызстане: причины и следствия

0
480

Скачать “Энергетический кризис в Кыргызстане: причины и следствия” EUCAM-Policy-Brief-5-RU.pdf – Загружено 41 раза – 642 KB

С недавних пор положение энергетического сектора Кыргызстана и Таджикистана ухудшается и влечет за собой значительный дефицит энергии для местного населения. Энергетические потребности этих двух небольших горных стран сильно зависят от водных ресурсов. За последние годы устаревшая и едва функционирующая энергетическая инфраструктура в этих странах столкнулась с рядом проблем окружающей среды, в частности с циклом засушливых лет и суровых зим, которые осложнили и без того катастрофическое состояние сектора производства и поставки энергии. Последствия дефицита энергии — серьезные и несомненно распространяются на более широкий регион. Экономики Кыргызстана и Таджикистана переживают застой, и обе страны, хотя и в разной степени, пережили важные общественные и политические изменения. Среди прочих проблем разворачивающийся энергетический кризис угрожает продовольственной безопасности в регионе, что, в свою очередь, может повысить уровень недовольства в и без того неспокойных слоях общества. Важно отметить и тот факт, что водные ресурсы, основной источник энергии для Кыргызстана и Таджикистана, жизненно важны и для стран низовья – Узбекистана, Казахстана и Туркменистана. Решение конфликта интересов между странами верховья и низовья пока не было найдено.

Введение

Острая проблема дефицита электроэнергии в Кыргызстане впервые возникла зимой 2007- 08 гг. Приближающийся энергетический кризис стал очевидным для общественности, когда к ранней весне 2008 года объем воды в Токтогульском водохранилище, основном водном источнике страны, критически уменьшился. Это событие поставило под угрозу эксплуатацию основных гидроэлектростанций в стране, расположенных ниже уровня водохранилища. Правительство Кыргызстана ввело жесткие ограничения на потребление энергиикакдляпромышленныхпредприятий так и для простого населения, и объявило о повышении цен на электричество. Несмотря на эти меры, к ноябрю 2008 года (начало отопительного сезона) объем воды в Токтогульском водохранилище оставался на уровне 70% от уровня предыдущего года, указывая на неизбежное ухудшение ситуации с обеспечением потребителей электричеством в зимний период 2008 и 2009 гг.

Такое развитие событий в области электроэнергетики не было абсолютно неожиданным,(1) однако, казалось, что правительство и общественность были застигнуты врасплох.

До сих пор основное внимание в общественных обсуждениях уделялось причинам текущей нехватки энергии и способам незамедлительного решения проблемы. В числе основных причин дефицита воды и, как результат, электроэнергии государственные чиновники выделили «аномально холодные» зимы 2008-09 гг. и цикл засушливых лет. Для срочного решения энергетической проблемы осенью и зимой 2008-09 гг. правительство ввело плановые отключения электроэнергии и предприняло попытки увеличения мощности теплоэлектростанций в Бишкеке и Оше с целью компенсации нехватки гидроэлектроэнергии. Политические лидеры оппозиции, а также многие независимые аналитики быстро подхватившие тему, обвинили правительство в плохом управлении, коррупции в секторе и особенно в несанкционированной продаже воды в страны низовья.(2)

Горячие споры политических и общественных кругов по большей части обходили стороной обсуждение глубоких и долгосрочных проблем в области электроэнергетики. Основное внимание общественности было сосредоточено на конкретных шагах и действиях для решения проблемы в краткосрочном плане, часто пренебрегая общим политическим контекстом, в котором необходимо принимать меры.

В силу особого внимания Евросоюза к проблемам воды и гидроэнергетики в Центральной Азии,(3) ЕС несомненно выступает в качестве политического игрока, который может и должен внести свой вклад в решение ухудшающейся ситуации энергетической отрасли этих двух центральноазиатских стран. Эффективный подход к разрешению ситуации требует прежде всего тщательного анализа сути проблемы, а также анализа государственных попыток решения вопроса в прошлом и настоящем.

Цель данной работы – внести свой вклад в достижение данной задачи посредством анализа ситуации в электроэнергетическом секторе Кыргызстана. Работа предоставит базовую информацию об энергетическом секторе в стране, выделит основные политические вопросы и изучит принятые правительственные меры.

Электро-энергетический сектор Кыргызстана

Более 80% электричества в Кыргызстане вырабатывается гидроэлектростанциями, оставшаяся же часть подается теплоэлектростанциями, работающими на угле, газе и мазуте. Гидроэнергетический потенциал Кыргызстана оценивается в более чем 160 млрд. кВт в год, 10% которого уже в эксплуатации.(4)

Производственная база электроэнергетической системы состоит из 17 электростанций, суммарной мощностью 3,680 мВт, в том числе 15 гидроэлектростанций (2,950 мВт) и две теплоэлектроцентрали (730 мВт).(5) Пять основных ГЭС, расположенные на реке Нарын, ниже уровня Токтогульского водохранилища, в общей сложности обеспечивают 97% гидромощности.(6) Две теплоэлектроцентрали в Бишкеке и Оше вырабатывают электроэнергию и обеспечивают отопление в этих городах и окружающей местности.

В настоящее время две гидроэлектростанции рассматриваются в качестве дополнительного потенциала для поставки энергии внутри страны: гидроэлектростанции «Камбарата 1» и «2» строящиеся на реке Нарын выше уровня воды Токтогульского водохранилища. Строительство этих ГЭС было начато в 1980-е гг, но не было завершено по причине распада Советского Союза.

Система бесперебойного питания «Камбарата 1» является основным проектом с ожидаемой мощностью 1900 мВт и годовой поставкой 5.1 млрд. кВт электроэнергии. Однако, станция находится на начальной стадии строительства и требует не менее $2 миллиардов инвестиций и около 8-10 лет для строительства (по другим расценкам не менее 10-12 лет). «Камбарата-2» — меньше первой, с ожидаемой мощностью от 240 до 360 мВт (в зависимости от количества энергоблоков) и будет производить более одного млрд. кВт в год. В октябре 2007 г. правительство Кыргызстана решило возобновить строительство данной станции.(7)

В настоящее время энергетическую отрасль составляют три предприятия: производство электроэнергии, контроль над которым осуществляет ОАО «Электрические станции»; передача энергии, осуществляемая подконтрольным правительству ОАО «Национальная электрическая сеть Кыргызстана»; и энергоснабжение, осуществляемое несколькими распределительнымикомпаниями(Северэлектро,Востоэлектро, Ошэлектро и Жалалабадэлектро). Более 93% пакета акций всех этих предприятий принадлежит руководству Кыргызстана.

ОАО «Электрические станции» руководит всеми основными гидро- и тепло-электростанциями и удерживает монополию на производство энергии. ОАО «Национальная электрическая сеть Кыргызстана» владеет всеми линиями передач 110 кВ и выше. Закон о «Специальном положении каскада Токтогульских ГЭС и национальной электросети» запрещает продажу или конфискацию в любой форме обоих предприятий. В мае 2008 года согласно поправкам к закону, принятым Кыргызским Парламентом, Камбаратинские станции и Бишкекская теплоэлектростанция были вынесены из списка «каскада Токтогульских гидроэлектростанций» и технически подлежат приватизации.

Водные ресурсы

Учитывая высокую долю гидроэнергетики в производстве электричества в Кыргызстане, водные ресурсы традиционно считаются неотъемлемой частью энергетического сектора нежели сельского хозяйства.

По количеству водных ресурсов Кыргызстан занимает второе место в Центральной Азии после Таджикистана. Средний ежегодный поверхностный сток рек и других водных ресурсов в Кыргызстане составляет около 45-50 км3 в год.(8) Из них порядка 75% составляет сток реки Сырдарьи (27-28 км3) и 2% — Амударьи (1.9 км3)- двух основных водных артерий региона. Всилу гористой местности, огромная часть воды направляется на территории соседних «нижних» государств, в основном Узбекистана и Казахстана и в меньшей степени — Китая и Таджикистана.

Таблица 1. Водосборные бассейны Центральной Азии
Страна Речной бассейн Бассейн Аральского моря Речной бассейн
Сырдарья Амударья Чу Талас Тарим Каркыра
км2 % км2 % км2 % км2 % км2 % км2 % км2 %
Казахстан 4.5 12 4.5 4 0.11 3 0.11 6 0.23 38
Кыргызстан 27.4 74 1.9 2 29.3 25 3.84 97 1.72 94 6.52 >50 0.37 62
Таджикистан 1.1 3 62.9 80 64 56
Туркменистан и Иран 2.78 4 2.78 2
Узбекистан 4.14 11 4.7 6 8.84 8
Афганистан 6.18 8 6.18 5
Итого 37.14 100 78.46 100 115.6 100 3.95 100 1.83 100 0.6 100

Источник: Дюшен Маматканов, Информация о современных условиях использования воды в Центральной Азии, Институт водных проблем и гидроэнергетики Национальной академии наук Кыргызской Республики, 2006 г.

Таблица 1 демонстрирует зоны образования водных ресурсов Центральной Азии, вкл. долю Кыргызстана.

Река Нарын в Кыргызстане, составляющая порядка 14.5 км3 ежегодного поверхностного водного стока – основной источник, впадающий в Сырдарью. Основные сооружения Кыргызской гидроэнергетики размещены на этой реке, представляющей стратегическую ценность для страны.

Токтогульское водохранилище в Жалалбадской области — одно из крупнейших в Центральной Азии. Общая вместимость водохранилища составляет 19.5 млрд. м3; используемая доля составляет 14 млрд.м3. Средний ежегодный приток воды оценивается в порядка 12 млрд. м3., а исток – в 11.46 млрд. м3.(9)

Политические вопросы

Реформа энергетического сектора обсуждается уже на протяжении долгого времени в аналитических и политических кругах Кыргызстана, однако государственные чиновники признали срочную необходимость решения проблем сектора только весной 2008 г. Обзор официальных и общественных обсуждений энергетического сектора показывает, что помимо дефицита энергии, основными политическими вопросами в отрасли являются экономическая устойчивость и региональное сотрудничество по вопросу вододеления между странами Центральной Азии.

Нынешний энергетический кризис заключается в дефиците энергии и стал очевидным, когда уровень воды в Токтогульском водохранилище снизился до 6.5 млрд. м3 в апреле 2008 г. Этот уровень ниже уровня предыдущего года на 4 млрд. м3, и приближается к критической отметке в 5.4 млрд. м3.(10)

С целью незамедлительного решения проблемы нехватки воды и энергии, правительство Кыргызстана ввело отключения электричества на 8-10 часов с весны 2008 года, которые продолжаются до настоящего времени. Эти меры, тем не менее, не оказали значительного влияния на повышение уровня воды в Токтогульском водохранилище; к середине сентября 2008 года уровень воды оставался на отметке около 4 млрд. м3 ниже уровня предыдущего года.

В качестве дополнительных мер, Кыргызское руководство согласовало импорт 250 млн. кВт электроэнергии из Казахстана на время зимнего периода. Однако, этот объем недостаточен для удовлетворения всех потребностей страны и облегчит давление на состояние энергосистемы Кыргызстана только на несколько дней.

Слабое региональное сотрудничество

Вода, используемая вэнергетических целях в Кыргызстане, также жизненно необходима для ирригационных систем Узбекистана и южного Казахстана. Общая поливная площадь этих двух стран в бассейне Аральского моря составляет соответственно 4,248,000 и 786,000 гектаров. В сумме Узбекистан и Казахстан потребляют около 70% речного потока Сырдарьи, в отличие от 0.67% потребления Кыргызстана.(11) Экспорт хлопка приносит Узбекистану, занимающему второе место среди мировых стран – экспортеров хлопка, $1 миллиард ежегодно.(12)

В начале 1990-х гг, страны Центральной Азии попытались достигнуть многосторонних соглашений по вопросам вододеления. Однако, большая часть соглашений оказалась неэффективной, и страны начали отдавать предпочтение ежегодным двусторонним соглашениям. Основная часть соглашений сводилась к обязательству Кыргызстана выпускать определенный минимум объема воды взамен на покупку определенного объема электроэнергии странами низовья в летний период. Большинство соглашений оказалось неэффективным в силу неспособности или нежелания сторон придерживаться данных обязательств.

Многозначительный прорыв произошел 9 октября 2008 года в Бишкеке, где лидеры пяти Центральноазиатских стран договорились об определенных мерах сотрудничества с целью решения проблемы нехватки воды и энергии в 2009 году. Соглашение приобрело официальный статус 18 октября после подписания пятью странами межгосударственного протокола, установившего определенные параметры на общую поставку воды и энергии на зимний период 2008-09 гг. (отопительный сезон) и летний период 2009 г. (вегетационный сезон). Кыргызское правительство пообещало, что к началу растительного сезона 2009 г. уровень воды в Токтогульском водохранилище не опустится ниже уровня 2008 года. Стороны также договорились, что выпуск объема воды из Токтогульского водохранилища летом 2009 года составит 5.25 млрд. м3. В свою очередь, получающие воду с этого водохранилища Узбекистан и Казахстан пообещали поставку дополнительной энергии зимой 2008-09 гг. (газ, электричество, уголь) и покупку у Кыргызстана до 1,200 млрд. кВт энергии летом 2009 года. Таджикистан, Узбекистан и Туркменистан также достигли договоренности относительно использования воды Нурекского водохранилища и поставки газа в Таджикистан.

Неизвестно как будут работать это и другие многосторонние соглашения и смогут ли они стать долгосрочным и эффективным механизмом. Согласно мнению экспертов, из огромного числа соглашений, подписанных Центральноазиатскими странами лишь малая их часть была приведена в исполнение.

Очевидно, что альтернативы региональному сотрудничеству по этим вопросам нет, тем не менее прогресс в этом направлении остается незначительным. Положение усугубляется в силу устаревшей энергосистемы Кыргызстана.

Экономические проблемы энергетического сектора

Государственная Стратегия Развития Кыргызстана на 2007-2010 гг. выделяет низкие экономические показатели, в частности слабое финансовое положение, в качестве основной проблемы в энергетическом секторе.(13) Доля энергетического сектора в ВВП страны упала с 4.9% в 2002 году до 3.9% в 2006 г.(14) Не менее показателен тот факт, что вклад сектора в прирост реального ВВП составил только 0.2% с 2001 по 2006 гг.(15)

Правительство признало, что потери электроэнергетики составили более 40%. Существенную часть составляют технические потери в силу низкого качества линий передач и распределения, большая часть которых подлежит полной замене.(16) Остальная часть – коммерческие потери. Детальный анализ составляющих коммерческих потерь отсутствует, тем не менее согласно мнению экспертов, основная ее составляющая — украденнаяэлектроэнергия (i.e. потребляемая, нонеуплаченная электроэнергия) свидетельствует о высоком уровне коррупции в секторе.

Единственные видимые попытки решения проблем в секторе заключались в требованиях правительства снизить уровень коммерческих потерь. В августе 2007 года на заседании совета правления министерства энергетики главы всех четырех электрораспределительных компаний были сняты со своих должностей по причине неисполнения указания Президента Бакиева о снижении уровня коммерческих потерь в секторе.(17) К сентябрю 2008 года, по словам Премьер-Министра Чудинова, потери энергии достигли 33% от общей производимой электроэнергии.(18)

В широком плане, экономические проблемы сектора непосредственно связаны с вопросами управления и организации. В 1997 г. Кыргызское руководство приняло «Программу Разгосударствления и Приватизации Кыргызэнергохолдинга», с целью «повышения эффективности предприятий государственного электроэнергетического комплекса.»(19) Кыргызэнерго являлся гигантом электроэнергетики, принадлежащим государству и контролирующим целую цепь сетей электропередачи, начиная от выработки энергии и заканчивая ее подачей потребителям.

Программа состояла из четырех этапов, предполагающих установление отдельной ценынасоставляющие энергетического сектора и приватизацию его частей. Первые три этапа завершились к 2001 году разделением Кыргызэнерго на семь открытых акционерных компаний.

Краткий обзор достижений сектора после этого процесса показывает, что первоначальные цели проекта не были достигнуты. В период между 2001 и 2006 гг., общая задолженность распределительных компаний (созданных в 2001 году) вырабатывающим и распределительным компаниям выросла в семь раз. (20) В силу растущих долгов распределительных компаний, компании по передаче и производству энергии Кыргызстана тоже оказались в больших долгах перед компаниями налогообложения и государственного кредитования.(21)

Основная цель «Программы Разгосударствления и Приватизации Кыргызэнерго» заключалась в повышении эффективности энергетической промышленности посредством ее “демонополизации и создания реальных условий конкуренции.”(22) По завершению трех (из четырех) этапов программы, можно с уверенностью сказать, что государственная монополия не исчезла, а реальные условия конкуренции отсутствуют во всех отраслях электроэнергетики.(23)

Правительство удерживает полный контроль над всеми ОАО сектора и располагает 90% пакета акций посредством Государственного Комитета Управления Государственной Собственностью и Общественным Фондом Кыргызстана; небольшая часть пакета акций была распределена между работниками соответствующих компаний.

Конкуренция в энергетическом секторе Кыргызстана не появилась. Разделенные компании энергохолдинга, созданные более десяти лет назад, функционально зависят друг от друга, так как вся производственная мощность сосредоточена на реке Нарын и все заводы могут функционировать только в качестве составляющих единого технологического процесса. По мнению некоторых экспертов, конкуренция между поставщиками энергии возможна только при наличии альтернативных источников энергии, способных конкурировать с Нарынскими гидроэлектростанциями.(24) Распределительные компании, отвечающие за распределение и продажу электричества конечным потребителям, оказались неспособны конкурировать между собой. Конкуренция за индивидуального потребителя энергии между распределительными компаниями, созданными для снабжения разных частей страны, не представляется возможной.(25)

В течение последних трех лет Кыргызское правительство начало подготовку следующего этапа приватизации в энергетическом секторе. Было объявлено о приватизации Бишкекской ТЭЦ, Северэлектро и Бишкектеплосети единым пакетом, в силу утверждения, что Бишкекская ТЭЦ представляет интерес для инвесторов только вместе с Северэлектро и Бишкектеплосетью.(26)

Следствия

Дальнейшее ухудшение ситуации в энергетическом секторе бесспорно повлечет за собой отрицательные экономические последствия. Согласно отчетам, в результате нынешнего энергетического кризиса большие, малые и средние частные предприятия несут серьезные убытки из-за плохо скоординированных отключений электричества. Мировой финансовый кризис, достигнув Центральной Азии, еще более усугубил положение дел. Государственный бюджет тоже пострадал в силу уменьшения числа операций, связанных с электроэнергией.

Кризис в энергетическом секторе стал одним из основных вопросов политической борьбы между правительством и оппозицией.Обеспечениестабильнойидешевойэлектроэнергии уже не представляется реалистичной политикой, потому в случае любого отклонения от принятых мер правительству бесспорно придется столкнуться с общественным недовольством, что в худшем случае может привести к незапланированным общественным беспорядкам. С начала 1990-х, в результате повышения цен на уголь и газ, часть населения постепенно перешла на электрическое обогревание и ввиду нынешнего кризиса пострадала больше всех остальных.

Энергетическая проблема уже стала важнейшим вопросом на повестке дня на собраниях некоторых оппозиционных групп.(27) Они обвиняют правительство вплохом управлении икоррупции в энергетическом секторе, а также выступают против планируемой приватизации оставшихся энергетических компаний. Из-за растущей инфляции и неизбежного влияния финансового кризиса, дальнейшее ухудшение положения электроэнергетики может привести к дестабилизации социальной и политической ситуации в стране.

Немаловажен и тот факт, что нехватка воды в Токтогульском водохранилище негативно отразилась на экономической и продовольственной ситуации во всем регионе. Из-за ограниченного выпуска воды из Токтогульского водохранилища, многим сельскохозяйственным культурам в Узбекистане и Казахстане, вчастности хлопчатнику и рису,пришлось столкнуться с проблемой недостаточного орошения. Более того, попытки Кыргызстана построить добавочные гидроэлектростанции вызвали дополнительное недовольство и протесты со стороны Узбекистана.

Рекомендации Евросоюзу

Согласно стратегии ЕС, водный и энергетический секторы региона представляют огромный стратегический интерес для ЕС. Учитывая изменчивость социальных процессов и слабое развитие политических институтов в регионе, Евросоюзу необходимо внимательно следить за ситуаций и быть готовым оказать незамедлительную и скоординированную помощь. В краткосрочном плане необходимо найти пути разрешения настоящего кризиса, а в долгосрочном – предпринять меры для повышения устойчивости энергосистемы в стране в целом.

  • Прежде всего Евросоюзу следует начать переговоры о возможных действиях на случай радикального ухудшения энергетической ситуации в Кыргызстане. Учитывая многоуровневую структуру правления ЕС и тот факт, что процесс может занять определенное время, на лицо необходимость действий на раннем этапе. Обсуждения должны проходить как в различных директивных органах ЕС, так и между ЕС и правительством Кыргызстана. Необходимо разработать четкий план действий со стороны ЕС в случае ухудшения ситуации в Кыргызстане с учетом общего положения с водой, энергией и продовольствием.
  • В краткосрочном плане, Евросоюз должен разработать рабочий план на случай полного выхода из строя энергосистемы. Нынешняя динамика развития энергосбережения подает плохие надежды, а судьба энергетического сектора Кыргызстана на период с февраля по март 2009 года остается неясной. Рабочий план может включать в себя стимулирование краткосрочного регионального сотрудничества в вопросах общего энергопользования в Центральной Азии во избежание кризиса зимой-весной 2009 года. В настоящий момент положение таково, что правительства стран неспособны обсуждать и достигнуть договоренности в вопросах, касающихся использования воды и энергии. Тем не менее, возможность дальнейшего продвижения широкой торговли энергией привлекательна в долгосрочном плане и жизненно необходима в краткосрочном плане. В то время как Таджикистан и Кыргызстан полностью зависят от гидроэнергетики, Казахстан, Узбекистан и Туркменистан имеют в распоряжении альтернативные источники выработки энергии и в состоянии поставлять определенный объем электроэнергии странам верховья. В качестве влиятельного внешнего политического игрока, ЕС может выступать в роли посредника между Центральноазиатскими странами и помочь с разработкой альтернативных мер по товарообмену энергией. Необходимость такого рода помощи очевидна в свете недавних событий, когда Таджикистан столкнулся с проблемами импорта туркменской электроэнергии через территорию Узбекистана.
    Евросоюз должен быть готов на случай развала энергосистемы в одной и более странах региона оказать помощь соответствующим правительствам в преодолении прямых последствий развала.
  • В долгосрочном плане, ЕС необходимо сосредоточить внимание на близком сотрудничестве с руководством Кыргызстанасцельюреструктуризациисистемыуправления в энергетическом секторе.
  • Согласно неоднократным заявлениям Президента Курманбека Бакиева, слабая система руководства в энергетическом секторе остается одной из основных проблем. Евросоюзу следует разработать целенаправленную программу помощи Кыргызскому правительству с целью создания ответственной и открытой системы руководства в секторе. Вопрос коррупции в секторе поднимается во время многих общественных обсуждений. Инновационные проекты и предложения по борьбе с коррупцией, учитывающие техническую специфику энергетического сектора, могут способствовать созданию здорового климата для дальнейших реформ. Одной из мер может быть техническая помощь в установлении современных счетчиков электроэнергии на всех стадиях выработки, передачи и распределения, а также создание более эффективной и прозрачной системы взимания оплаты.
  • Евросоюзу следует оказать поддержку эффективному проведению приватизации в энергетическом секторе. Президент Бакиев неоднократно упоминал возможность приватизации районных электростанций. Эти станции – конечный поставщик энергии потребителям и их приватизация привела бы к конкуренции на этом уровне торговли. Ввиду государственной монополии на выработку и передачу электроэнергии, приватизация районных электростанций способна привести к настоящей конкуренции и рациональному экономическому подходу к отношениям между поставщиками и потребителями. Потенциальным решением может стать вовлечение Европейского Инвестиционного Банка или ЕБРР в процесс привлечения инвестиций в систему электроэнергетики Кыргызстана. Такое вовлечение немаловажно в силу политизированного характера потенциальных инвестиций, идущих из стран этого региона.

Заключение

Международные финансовые донорские организации в Кыргызстане следят за развитием ситуации в энергетическом секторе уже на протяжении нескольких лет. В октябре 2008 года, Всемирный Банк выделил $5 млн. в качестве неотложной помощи энергетическому сектору Кыргызстана. Впоследствии, Роджер Робинсон, глава представительства Всемирного Банка в Кыргызстане, сообщил, что дополнительные $11 млн. будут выделены Всемирным Банком для поддержки двух теплоэлектростанций страны. В ноябре 2008 года, ООН выпустила обращение для привлечения $20 млн. с целью оказания помощи Кыргызстану в преодолении проблем энергетики, водных ресурсов и продовольствия в преддверии зимы 2008-09 гг.

Энергетический кризис в Кыргызстане представляет собой нечто большее чем дефицит водных и энергетических ресурсов. Сектор пока не привлекает значительных инвестиций. Для решения основных проблем сектора необходимо повысить уровеньответственности ипродвигать эффективное управление. Полный сбой энергетического сектора может повлечь за собой серьезные последствия в Кыргызстане и вызвать общественные беспорядки. Последние могут негативно отразиться на всем регионе и еще раз подтвердить сложную взаимозависимость стран низовья и верховья.

  1. См, например, интервью Эрнеста Карыбекова газете «Слово Кыргызстана», от 17 июля 2007 г. (электронная версия интервью доступна на http://www.ferghana.ru/article.php?id=5235.
  2. См. комментарий Бакыта Бешимова, лидера социал-демократической партии в парламенте на http://www.tazar.kg/news.php?i=9210.
  3. См. разделы “Укрепление энергетических и транспортных каналов” и “Устойчивость в области окружающей среды и водные ресурсы” Стратегии Евросоюза по отношению к Центральной Азии.
  4. Министерство промышленности, энергетики и топливных ресурсов Кыргызской Республики (http://www.mpe.gov.kg/ru/?d=branchs/energy). В 2006 г. Производство энергии составило 14.3 млрд. кВт. См. интернет портал Правительства Кыргызской Республики (http://www.gov.kg/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=3173&mode=thread&order=0&thold=0).
  5. Улар Матеев, “Перспективы и проблемы развития гидроэнергетики Кыргызстана, Институт Общественной Политики, 28 сентября 2007 г. (http://ipp.kg/ru/analysis/552/?REDMANID=740f72a41efe38badec7b10b1c6c4011).
  6. World Bank, “Water Energy Nexus in Central Asia: Improving Regional Cooperation in the Syrdarya Basin.” (http://www.worldbank.org.uz/WBSITE/EXTERNAL/COUNTRIES/ECAEXT/UZBEKISTANEXTN/0,,contentMDK:20635999~pagePK:141137~piPK:141127~theSitePK:294188,00.html.
  7. Независимая Газета, “Киргизия построит ГЭС ‘Камбарата-2’ своими силами” (http://www.ng.ru/cis/2007-10-19/6_kirgizia.html).
  8. Цифры расходятся согласно разным источникам информации.
  9. “Диагностический доклад по водным ресурсам Центральной Азии», по проекту ЕЭК и ЭСКАТО ООН, 2002, с. 18.
  10. Объем 5.4 млрд. м3 официально признан ‘критической отметкой’; при снижения уровня объема ниже данной отметки ГЭС, находящиеся ниже уровня водохранилища прекращают работу.
  11. “Диагностический доклад по водным ресурсам Центральной Азииi” (op. cit.), стр. 20.
  12. Environmental Justice Foundation, White Gold: The True Cost of Cotton, 2005, (www.ejfoundation.org/pdf/white_gold_the_true_cost_of_cotton.pdf).
  13. Стратегия Развития Страны на 2007-2010 гг, Разделы 147-148.
  14. Кемал Измаилов и др., “Реформа электроэнергетики Кыргызстана: Оценка Ситуации, Направления и Условия Успешного Развития”, исследование по проекту Фонда Сорос в Кыргызстане, 2007, стр. 17.
  15. Ibid.
  16. Темир Дубанаев, “Почему не выдерживают нагрузки наши трансформаторы или как спасти электроэнергетику республики?” (http:// www.kegoc.kz/page.php?page_id=71&lang=1&article_id=309).
  17. Новостное Агентство Тазар, новости от 14 августа 2007 г. (http://www. tazar.kg/news.php?i=5611).
  18. Новостное Агентство Акипресс, новости от 26 сентября 2008 г. (http:// kg.akipress.org/news/61917?from=rss).
  19. “Программа разгосударствления и приватизации акционерного общества ‘Кыргызэнерго’”, принятая правительством Кыргызской Республики 23 апреля 1997 г. Последние изменения и поправки были приняты 20 июня 2008 года Жогорку Кенешем Кыргызской Республики, Раздел 2.
  20. Измаилов и др., op. cit., p. 17-18.
  21. Ibid., p. 18.
  22. “Программа разгосударствления и приватизации акционерного общества ‘Кыргызэнерго’”, op. cit., Раздел 2.
  23. Измаилов и др., op. cit., p. 21
  24. Ibid., p. 22.
  25. Ibid., p. 21.
  26. Новостное Агентство Тазар, “Северэлектро, Бишкектеплосеть и ТЭЦ Бишкека, возможно будут проданы единым пакетом”, 13 мая 2008 г. (http://www.tazar.kg/news.php?i=8678 ).
  27. В ноябре 2008 года, оппозиционные группы “Народное революционное движение” и “За справедливость!” провели собрания со своими сторонниками. Энергетическая ситуация была одним из основных пунктов критики руководства страны.

Скачать “Энергетический кризис в Кыргызстане: причины и следствия” EUCAM-Policy-Brief-5-RU.pdf – Загружено 41 раза – 642 KB